История Жодино. В составе Российской Империи

В 1793 году, после второго раздела Речи Посполитой, Смолевиччина вошла в состав Российской империи. В этом же году была создана Минская губерния и проведена административная реформа, в результате которой Жодин из местечка стал селом Смолевической волости Борисовского повета.

В 1795-1797 годах в Минской губернии была проведена подушная перепись податного сословия, из которой следует, что в селе Жодин (включая застенки Дымковка, Приборы и Поддубье) было 54 двора с населением 374 человека и униатская церковь св. Петра и Павла.

После присоединения Беларуси к России значение почтового тракта ещё более возросло. В 1795 году по распоряжению российского правительства в Жодино была создана почтовая станция, на которой должно было быть 30 лошадей и 15 ямщиков-почтальонов.

Через речку Жодинку в 1803 году был построен новый мост длиной 83 и шириной 15 локтей. Дорога была благоустроена и расширена до 15 метров. Вдоль тракта посажены молодые берёзки в два ряда по обе стороны дороги, которые служили хорошим ориентиром, особенно в зимнюю непогоду, и создавали характерные придорожные пейзажи. Сама дорога была вымощена твердым настилом из брёвен.

Новым испытанием для Беларуси стала война 1812 года. Французы поделили захваченные территории на департаменты и кантоны, обложили население податями и поборами, отбирали скот, зерно, лошадей. В Смолевичах был открыт склад, который пополнялся за счет награбленного у населения фуража и зерна. Через Смолевичи, Плису, Жодино, Борисов пролегла обозная дорога со станциями для ночлега.

Война с Наполеоном лишь частично затронула Жодин, но местечку понадобилось немало времени, чтобы преодолеть разорение. Через 3 года после войны здесь было всего 36 дворов.(40) Инвентарь 1818 года упоминает уже 42 двора с населением 171 человек. Мужчин, включая детей, было 64, женщин 107, способных к работе 46. К Жодино относились три застенка: «Прыборы в Трубянку» 2 двора, «Поддубец» 3 двора и Дымковка 2 двора. Вместе с застенками в Жодино числилось 49 дворов.

В последних инвентарях село Жодин выступает уже не самостоятельным поселением, как прежде, а в составе вновь созданного фольварка Яловица, куда поначалу входили Жодин с застенками, село Плиса и застенок Яловица, где располагался господский двор. В целом по фольварку инвентарь упоминает одну униатскую церковь и каплицу в Жодино, «карчем на тракте почтовым две, дом шынковый один, млынов водных о едным коле гончым четыре, валюш о едным коле один», и рудню на реке Плисе, от которой остался только «упуст» (плотина).

Инвентарь 1818 года подробно описывает хозяйственные постройки в маёнтках, что даёт возможность составить ясное представление о внешнем облике, состоянии и хозяйственной деятельности Жодино. Через всё село пролегал почтовый тракт. На рынке, который к тому времени уже практически не функционировал, стояла униатская церковь св. Петра и Павла, а напротив, через дорогу, располагалась корчма.

В селе было две мельницы. Одна стояла около моста через речку Жодинку на тракте почтовом и была сложена из бревен «в квадрат 9 локцевы, з упустам и желобом, о едным коле гончым, внутри о едней колоде каменной, з належычым млыновым окенцем». При мельнице находился ставчик «малы, не рыбны...».

«Млын водны други» был на реке Плисе, также с одним колесом гончим. «Упуст едны, в ктором вода по желобу на колесо течёт. А други упуст ялавы (не рабочий-авт.)». Мельница была сложена из бревен размером в 11-локтевый квадрат. Внутри «о едней колоде каменной, з окенцем». При мельнице находился став «площадью на шесць моргов полных з 10-ю ярдами. В нём тони рыбных две. В таковых тонях ... вшисткие рыб гатунки, яко то щупаки, караси, лини, окуни и плотки, а пры слиянии з Жодыней и язец».

В 1828 году новым хозяином Смолевического имения, в том числе и Жодино, стал князь Людвиг Леон (Лев Петрович) Витгенштейн (1799-1866), сын известного русского полководца. С личного разрешения императора Николая 1 он женился на его воспитаннице Стефании Радзивилл (1809-1832), дочери Доминика Радзивилла, и к нему перешла значительная часть огромных владений Радзивиллов по несвижской линии, в том числе и Смолевиччина. От этого времени до нас дошел инвентарь 1835 года, в котором дается полное описание фольварка Яловица.

В селе Жодин по-прежнему были 42 двора, однако их население по сравнению с 1815 годом увеличилось вдвое: 327 человек. Из них мужского населения 162 человека, женского 165, способных к работе 135 человек. Местное самоуправление возглавлял войт Степан Кулинчик, в возрасте 50 лет. В инвентаре упоминаются мельник Сидор Курсевич 50-ти лет, кузнец Янка Сабалевский 51 год, лесник Янук Курсевич 45 лет и егерь Гришко Шаура 23 года.

Упоминаются два «млына», один на реке Плисе, еще «зуполне добры», и второй, совершенно разрушенный, только «упуст новы», в 1834 году поставленный. Тут был небольшой «ставек» и мост «дужы на реке Жодыньце на тракце почтовым». Второй став располагался на реке Плисе возле мельницы. Здесь была большая плотина, «где мост и упуст».

В инвентаре даётся полное описание рек и ловов в фольварке Яловица, среди которых называются восемь рек: Плиса, Жодинка, Сойка, Бродня, Жажелка, Лютка, Киёвка и Лавля. Речки Поджодинки, о которой говорится в «Жодинской хронике» А. Королева, среди них нет. В Жодинское сельское общество по-прежнему входили урочища Прыборы, Поддубец и Дымковка по два двора в каждом. В Приборье жили два лесника: Сидор Шеметовец, 21 год, с братом Фёдором и Миканор Козловский, 34 года, с семьей.

В 1845 году в ответ на жалобы крестьян о притеснении их со стороны администраторов и управляющих имениями Лев Петрович Витгенштейн принял решение усилить местное самоуправление, для чего создать в каждой волости выборные управы. Соответствующий циркуляр поступил и на имя смолевического управляющего. В августе 1845 года состоялось общее собрание крестьян фольварка Яловица, на котором были избраны руководители волостной управы и подписан общественный акт.

В акте говорится: «Постановили: избрать Старшиною Павлюка Игнатова Черепка из деревни Плиса, в помощь ему Парфён Сымонов Лучонок из деревни Жодина, Выборным - Симеон Амельянов Ворса из деревни Жодина, Магазейным Григора Игнатова Лешкевича из деревни Плисы, кои обязаны оны должности исполнять, как закон Божий и Государственный повелевает...»

Акт подписали: из Плисы Григор Черепок, Клим Кресс, Григор Лапуцька, Енук Циханович, Купрей Вазнюк, Прохор Черепок, Клим Лаврецкий, Степан Лашук, Гапон Ивончик, Енук Кресс, Тодор Хмара, Моисей Лешкевич, из деревни Жодина Марцин Лаврецкий, Супрон Симончик, Лукин Козёл, Герасим Симончик, Василь Симончик, Архип Симончик, Григор Соболевский, Наум Ясинский, Тамаш Кулинчик. Ввиду безграмотности крестьян за них расписался настоятель Жодинской Петро-Павловской церкви священник Григорий Вержиковский. Вновь избранные «Головачи» дали клятвенное обещание служить «за совесть».

К середине 19 века расходы «Двора» намного превышали доходы от имений. Чтобы поддерживать многочисленные дворцы и имения в надлежащем порядке, а также вести привычный светский образ жизни с выездами за границу, Витгенштейнам требовалось все больше денег. Постоянная нужда заставляла прибегать к кредитам под залог имущества. Значительная часть бывших радзивилловских имений оказалась заложеной. Имения Смолевичи и Яловица были отданы в залог 13 мая 1848 года сроком на 37 лет. Для погашения кредита следовало ежегодно вносить капитала и процентов по 15405 руб.

Всё это тяжким бременем ложилось на плечи простого народа. В Смолевичах арендатор имения Михаил Коркозович увеличивал повинности, вытеснял крестьян с земли, чинил насилие. В ответ в адрес «Вотчинника», то есть Л.П. Витгенштейна, летели жалобы. В декабре 1852 года дело дошло до судебного разбирательства в Борисовском суде. Происшествие получило громкую огласку, и им заинтересовался сам Минский губернатор.

Все началось с того, что осенью 1852 года крестьяне смолевичского имения направили «Вотчиннику» несколько жалоб в Вильно, где тот обычно проживал. Вот одна из них: «Минской губернии Борисовского уезда имения Смолевич, обиженные крестьяне припадают к Вашим стопам, Вашей Светлости, так как мы крестьяне разорены до крайней бедности, а именно пригоном и окладными работами, что мы за один день работаем два, а также имеем притеснение гвалтовыми днями, назначенные девятилетние служуць и старые до семидесяти, тоже служуць гвалты, а при том работаем шараварку (в фольварке - авт.) окладной работай, еще жалуемся Вашей Светлости, что мы отбываем большие обозы Смолевической квартиры з местечка Смолевич до города Борысова, или до станции Юхновки, а прогонных денег мы не получаем а ежели стал говорить, то еще и выколотит, так как и Каркузевич пахвалки делает что а вас князя нет, я ваш князь. Старики имеют по 80 лет, и с тых берет подати, камисар Галькевич, каторые выбрал на плебанию из души по 60 коп. серебром: что работали, платы не брали. Магазынник хвастовал, что выдал Галькевичу 60 бочек овса. Которые были у нас присяжные Головачи, выбранные обществом, тех камисар Галькевич удалил...

Яловицкого фольварку крестьяне Павлюк Чарапок, Григори Чарапок, Майсей Ляшкевич, Тодор Хмара, с смолевицкого двора Тодор Михейчик, Тодор Попельский, Кондрат Михейчик, Петр Игнатович, Степан Колинкович, Василь Колинкович, Степан Кучмель, Прахор Колинкович».

Вследствие безграмотности крестьяне не могли написать жалобы самостоятельно и обратились к Фёдору Козлову, крестьянину имения «Топоры» Витебской губернии помещика князя Л.П. Витгенштейна, работавшего по поручению князя в Минске. Тот порекомендовал им обратиться к минскому писарю Пржегодскому, с которым и свёл их. Поскольку услуги писаря были платными, крестьяне начали собирать деньги по деревням на «складку». Инициаторами акции выступили плисские крестьяне Степан Кулинкович и Пётр Игнатович, которые уверяли крестьян, что после подачи жалобы «повинность будет непременно уменьшена». Как следует из объяснительного письма Коркозовича князю Витгенштейну, крестьяне собирались в ночное время по корчмам и там взыскивали деньги «на какой-то предмет».

Из деревни Жодино в «складке» участвовали Семён Ворса, Сидор Булавский, Авдоким Лаврецкий, Игнат Кулинчик, Парфен Лученок и другие. Всего было собрано 9 рублей серебром. Эти деньги были переданы Фёдору Козлову, который 5 рублей отдал Пржегодскому, а 4 рубля оставил себе за труды.

23 октября 1853 года суд вынес приговор по данному делу, которым признал Фёдора Козлова и Степана Кулинковича виновными в подстрекательстве крестьян к написанию жалоб и приговорил виновных к наказанию. Наказанию подверглись несколько человек. Козлову присудили 50 ударов розгами, Петру Игнатовичу и Степану Кулинковичу по 35 ударов с водворением Козлова в имение «Топоры», а Игнатовича и Кулинковича в имение «Смолевичи».

К концу 60-х годов 19 века границы фольварка Яловица значительно расширились. Сюда входили деревни Плиса, Чернична стежка, Осова, Демидова жесть, Высока ляда, Лютка или Забродье, Жодин, Жажелка, Росошна, Прыборы, Остров, Дымковка и Жыдова новина. В фольварке было 105 дворов, 527 мужчин и 522 женщины. В среднем на двор приходилось от 17 до 27 десятин земли. Часть крестьян состояла на оброке, большая часть - на барщине. Оброчные крестьяне вносили со двора от 25 до 30 рублей в год и кроме оброка отбывали со двора 12 строительных дней. Те, кто состоял на барщине, отбывали в год со двора упряжных 104, пеших 52 дня. Сгонов в год со двора 5 упряжных дня. С рабочей мужской и женской души по 5 пеших дней. Строительных в год со двора мужских 12 дней.

Кроме того крестьяне исполняли добавочные повинности: «1.Особых сборов денежных или произведениями А) состоящие на оброке дают с двора по 1 гарцу мёду, Б) состоящие на барщине дают с двора ржи осьмину, гарнец мёду, 1 курицу, 10 куриных яиц, 1 копу грибов, твидовых ниток 5 фунтов и оброка 2 руб. 40 коп. 2. Особых повинностей натурою или работой: состоящие на барщине отбывают очередью недельное сторожество двумя мужскими и одным женского и ночной караул двумя мужчинами».

Крестьянское хозяйство в середине 19 века характеризовалось крайней бедностью. Почва на 2/3 суглинистая, на 1/3 супесчаная давала низкие урожаи: сам–3, сам-6 (для сравнения: урожайность в Плисе сам-8, в Жажелке, Лютке - сам-7). Сеяли пшеницу, ячмень, овёс, горох, гречиху, лён, коноплю. Не лучше обстояли дела и с сенокосами, которые лишь на 2/3 состояли из лугов, а 1/3 занимали болота. Да и луга по большей части были неудобные, заросшие кустарником. Жодинские крестьяне собирали в год на двор до 500 пудов сена, в то время как в Дымковке и многих других деревнях 600 и более. Чтобы прокормить скот, сено приходилось покупать дополнительно. Единственной выгодой, которую давало местоположение села на оживленном тракте, была возможность зароботка при вырубке, вывозе и сплаве леса.

Тем временем в Российской империи шла подготовка к крестьянской реформе. Крепостничество давно изжило себя и власти это понимали. 19 февраля 1861 года было обнародовано «Положение» об освобождении крестьян от крепостной зависимости, что создавало предпосылки для развития сельского хозяйства на новой, капиталистической основе. На основании «Положения» от 19.02.1861 года в имениях составлялись Уставные грамоты, которые определяли размеры земельных наделов крестьян и их повинности на период выплаты выкупных платежей.
В 1862 году была составлена Уставная грамота Минской губернии Борисовского повета маёнтка Яловица, принадлежащего Л.П. Витгенштейну, в которой говорилось:

«Имение Яловица состоит из трех сельских обществ и заключает народонаселения
Жодинского сельского общества:

  • деревни Жодино, крестьян 156, Дымки - 22, Прыборы - 11, Поддубье - 28. Итого 217.
  • Плисского сельского общества: деревня Плиса - 216, застенок Жажелка - 7. Итого 223.
  • Островского сельского общества: деревня Остров - 91, застенок Росошна - 10. Итого 101.

Вообще - 541.

В каждом сельском обществе состоит дворов:

  • Жодинского сельского общества, в деревнях Жодино - 34, Дымки - 5, Прыборы - 2, Поддубье - 8. Итого 49.
  • Плисского сельского общества, в деревне Плиса - 40, застенок Жажелка - 1. Итого 41.
  • Островского сельского общества, в деревне Остров 11, застенок Росошна - 1. Итого 12.

Всего 102.»

Всей земли состояло в пользовании крестьян до обнародования «Положения» 2033 десятин 1675 саженей. В то число не входили выгоны. Под крестьянской усадебной оседлостью было 81 десятина 872 сажени. В среднем на один крестьянский двор выходило по 19 десятин 2245 саженей. Эти земли и были предоставлены крестьянам в постоянное пользование.

В имении Яловица находилось 106 десятин 259 саженей выгонов, а именно: Плиса - 15 дес. 1125 саж., Дымки - 1 дес. 2006 саж., Поддубье - 3 дес. 2322 саж., Остров - 4 дес. 2302 саж., Жодино - 79 дес. 2104 саж. Всего - 106 дес. 259 саж.

Инвентарь определял издельной годовой повинности в деревнях Жодино и Остров с участка около 20 десятин пригона упряжных 104, сгонов упряжных со двора 5 дней и пеших с рабочей души 5 дней, полагая в каждом крестьянском дворе по 4 рабочей души. Пеших сгонов определялось со двора 10 мужских и 10 женских дней в году с доплатою 2 рубля 40 копеек денег чинша.

В деревнях Дымка, Прыборы, Поддубье, Плиса, застенок Забродье по инвентарю имения определено повинностей с участка, состоящего в пользовании крестьян, пригона упряжных 104, пеших 52 дня. Сгонов упряжных со двора 5 и пеших с рабочей души 5 дней, полагая в каждом крестьянском дворе по 4 рабочей души, пеших сгонов исполнялось со двора мужских 10 и женских 10 дней в году. Кроме того, крестьяне доплачивали деньгами в деревне Поддубье 1 рубль 10 копеек, а по прочим деревням 2 рубля 40 копеек. Отмена крепостного права не принесла заметного облегчения крестьянам. Пережитки крепостничества в виде средневековых повинностей, которые крестьяне обязаны были исполнять до полной выплаты выкупных платежей, вызывали гнев и возмущение. Во многих белорусских имениях крестьяне отказывались принимать условия выкупа, определенные помещиками, и подписывать Уставные грамоты. Повсюду вспыхивали крестьянские волнения, в том числе и на Смолевиччине. Последствия реформы, связанные с ее непоследовательностью и незавершенностью, еще полвека сотрясали империю, разродившись наконец революцией 1905-1907 годов. При этом какие-либо выступления в деревне Жодино не отмечались.

В 1887 году умер Пётр, сын Льва Петровича Витгенштейна, который не оставил после себя наследников, а дочь Мария вышла замуж за германского князя Хлодвига Карла Виктора Гогенлоэ (1819-1901), будущего имперского канцлера Германии. Ему и перешли Смолевичи вместе с другими белорусскими владениями Витгенштейнов. Позже эти земли были постепенно распроданы.

Еще до проведения крестьянской реформы государство выкупило у Витгенштейнов корчму на почтовом тракте, на основе которой была устроена почтовая станция. На этом же тракте размещалась так называемая этапная тюрьма, или попросту этап. В 1858 году при тюрьме было построено деревянное здание для ночевки арестантов, а в 1860 году произведён её ремонт. Строения почтовой станции также требовали неотложного ремонта. В январе 1859 года была составлена смета, однако денег на ремонт не нашлось.

Летом 1861 года состояние почтовой станции стало совершенно катастрофическим, о чем свидетельствуют сохранившиеся документы. В организации ремонта и благоустройства Жодинской станции замечательную роль сыграл помощник минского архитектора А.Полонский.

«26 июня 1861 г.
В Минскую Губернскую Строительную и Дорожную комиссию
Архитекторского Помощника Полонского

РАПОРТ

При проезде моём в настоящее время из г. Борисова заметил я, что в конюшне Жодинской почтовой станции Борисовского уезда, боковая и задняя стены от ветхости совершенно выпучились и в углах соединения вышли из своих мест, почему угрожают опасностью обрушения, - о каковом обстоятельстве комиссии донести честь имею.
Архитекторский Помощник А. Полонский», сообщал он.

Далее пошло по инстанциям: Губернская Строительная и Дорожная комиссия направила запрос Минскому губернатору, губернатор - в Дворянское собрание. Ответ, к счастью, был положительный - тянуть с ремонтом дальше было не куда. Однако, когда в мае 1862 года начались ремонтные работы, выяснилось, что за три с половиной года, когда была составлена смета, строения станции настолько обветшали, что этих денег явно не хватает. Для составления дополнительной сметы было проведено обследование, о чем составлен акт, дающий достаточно полное представление о внешнем и внутреннем состоянии Жодинской почтовой станции.

В акте упоминаются большой станционный дом, ямской флигель, амбар, конюшня. В станционный дом вели два совершенно ветхих наружных крыльца с площадками, гостиничные комнаты были оштукатурены и покрыты краской, которая давно потрескалась и отстала, печи от ветхости дымили, гонтовая крыша прогнила. Во флигеле стены были обмазаны глиной, которая местами обвалилась, деревянный пол в сенях прогнил, стекла на окнах потрескались. Но в самом бедственном положении находилась конюшня. Она располагалась на скате стекающей со всего двора дождевой воды и грозила обрушиться.

Ремонт станции был окончен в конце октября 1862 года. На него было израсходовано денег 1734 рубля 52 копейки по первоначальной смете и 2093 рубля 22 копейки по дополнительной. Ремонтные работы производили подрядчики Борух Брауда, поверенный бобруйского купца Кацнельсона, и Ноах Шорнер, минский мещанин. Двор станции был выложен булыжным камнем и обнесен забором с двумя воротами. Попутно хочется отметить, насколько обеднела станция по сравнению со старой корчмой. Исчезли бровар, баня и многие другие строения, от которых не осталось и следа. В 1861-1862 годах Станционным смотрителем был некий Гопсиоровский, а с 1863 года - борисовский купец 2-й гильдии Хаим Клионский. На станции было 19 лошадей, 7 ямщиков, 7 экипажей и 7 дозорцев.

В 1863 году в Жодино произошло еще одно важное событие. На месте старой разрушенной униатской Петропавловской церкви была заложена новая деревянная православная церковь, освящённая в честь Святого Михаила Архангела, которая вскоре стала центром Жодинского прихода. В 1901 году в состав прихода входили 12 деревень и 4 посёлка, численность прихожан составляла более 3 тысяч человек. К Жодинской Михайловской церкви были приписаны еще 3 церкви.

Значительное влияние на развитие Смолевичского края оказало строительство в 1871 году железной дороги Москва-Брест. В этом же году в Жодино была возведена железнодорожная станция, а в двух километрах от Смолевич - станция Витгенштейновская (современная ст. Смолевичи-авт.). Железная дорога способствовала оживлению торговли, ускорила развитие хозяйства, ремёсел и промышленности, что, в свою очередь, привело к росту благосостояния и населения региона. Если раньше в семье было 4-6 человек, то к концу 19 века - 10-12.

В Жодино в 1870 году числилось 34 двора свободных домохозяев, в которых проживало 143 человека, и 7 дворов бывших батраков, всего чуть более 200 человек, а по переписи 1897 года - уже 97 дворов и 697 жителей. Менее чем за 30 лет количество дворов увеличилось более чем в 2 раза, а население - в 3 раза. В 1909 году в Жодино упоминается 106 дворов, население 818 человек. Почтовая станция после строительства железной дороги потеряла свое значение и была закрыта. Почтовые обязанности возлагались на начальника и заместителя железнодорожной станции.

На начало 20 века хозяйство Жодино состояло из железнодорожной станции, водяной мельницы на реке Плисе, лавки, корчмы на тракте и кузницы. Население занималось деревообработкой, ткачеством, плетением, кожевенным и швейным промыслами, лесосплавом, мелкой торговлей.

Развитие промышленности и техники в 19 веке всё больше требовало грамотных людей. Правительство Александра 2-го вынуждено было пойти на расширение сети народных училищ, школ и гимназий. В 1864 году в Борисовском повете было открыто 20 одноклассных училищ, в том числе и в селе Жодино. Первым учителем был А.В. Горячка, окончивший Минскую духовную семинарию.

В народных училищах, согласно положению 1874 года о начальных школах, изучали Закон Божий, чтение по книгам гражданской и церковной печати, письмо, первые четыре действия арифметики и церковное пение, где это было возможно.

В Жодинском училище в 1875 году обучалось 40 детей. Школа располагалась в деревянном доме возле церкви, под строительство которого было выделено 1552 сажени земли. Дом состоял из двух половин. В одной учились дети, в другой проживала семья учителя. Большую часть классной комнаты занимала печь. В таком классе могло поместиться 25-30 детей, но их было гораздо больше. Дети занимались в тесном помещении с утра до 16 часов без свежего воздуха, что вредно сказывалось на их здоровье. На строительство специальных школьных помещений из кирпича у государства не хватало средств.

Количество детей в школе быстро увеличивалось. В 1901 году для училища было построено ещё одно деревянное здание около железнодорожной станции. В 1905 году в Жодино обучалось 106 мальчиков и 23 девочки. В 1912 году одноклассное училище с четырехлетним сроком обучения было преобразовано в двухклассное. В школе работали Роман Андреевич Лобановский и его жена Филонилла. Девочкам кроме основных предметов преподавали ещё и рукоделие - учили шить, вязать, вышивать. В училище был хор, который пел во время праздников в жодинской церкви. Это было время расцвета Жодинской школы. Она считалась одной из лучших сельских школ Борисовского уезда, а её опыт по обучению девочек рукоделию предлагалось распространить на всю губернию.