История Жодино. Советское время

Жодино в годы коммунистической оккупации

Первые годы после изгнания белополяков и окончания гражданской войны характеризовались на Смолевиччине установлением жестких мер по наведению порядка и борьбе с бандитизмом. До июля 1921 г. действовало военное положение. Район был наводнён красноармейскими формированиями. На дорогах стояли посты. Велась жесткая борьба со спекуляцией продуктами и товарами массового спроса. Тем, кто нарушал постановления советской власти, грозило заключение от 3 до 10 лет с конфискацией имущества. Были приняты меры по возвращению ранее разграбленного имущества. На основании приказа Военревкома БССР от 13 августа 1920 г. смолевическим Советом было организовано возвращение в народные имения имущества, крупного и мелкого скота бывших помещиков.

Каждый житель района был обязан оказывать помощь в раскрытии антисоветских либо бандитских формирований. В приказе, подписанном председателем поветисполкома Хацкевичем, командиром дивизии Тарановским, говорилось: «Обязать каждого честнейшего гражданина принять все зависящие от него меры к уничтожению бандитизма. ...если в случае будет установлено, что в каком-либо месте (через местечко, село, деревню, застенок) передвигались бандиты и караульными не были приняты должные меры к задержанию или моментальному сообщению надлежащим властям, то виновные в том караульные лица и Советы будут подвергаться беспрецедентной каре наравне с бандитами как их укрыватели». Это и другие постановления советской власти, в случае непринятия личных действий по отношению к ее противникам, делали заложниками системы простых граждан.

С другой стороны, в окрестных лесах продолжали скрываться бывшие белогвардейцы, бандиты, а также дезертиры из Красной Армии, которые терроризировали местное население. Чтобы навести порядок, военные совместно с представителями советской власти проводили облавы. Широкая акция была проведена в начале августа 1921 г. в районе деревни Плиса. В 1922 г. был задержан известный в повете руководитель антисоветской группировки Меньковский.

Постепенно ситуация становилась более стабильной, и население ждало перемен к лучшему. Большинство людей верило в скорое счастливое будущее.

Летом 1924 г. территория БССР значительно увеличилась за счет передачи ей части земель Российской Федерации и Украины. 17 июля 1924 г. в соответствии с постановлением 2-ой сессии ЦИК БССР 6-го созыва о ликвидации в БССР старого административно-территориального раздела Смолевическая волость была ликвидирована и на ее основе в составе Борисовского округа был создан район с центром в Смолевичах. Смолевичи были расширены, а вместе с ними был укрупнён и ряд соседних деревень. Так, в селе Жодино в 1926 г. уже было 193 двора и 944 жителя.(88) К Жодино относились деревни Углы, Касьё, Мосток, Крушинник, Дымковка и Поддубье.

Для выполнения народно-хозяйственных задач, в 1924 г. был создан Смолевический районный Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Съезд Советов стал высшим органом местной власти. Первый райисполком возглавил А.И.Сморгович. Были созданы отделы коммунального и сельского хозяйства, образования, охраны здоровья, социальной защиты. Секретарем райкома КП(б)Б был избран И.Кранцевич. Партийная организация насчитывала 46 человек и состояла из трех ячеек. Её ряды быстро росли.

По свидетельству Валентины Андреевны Маркевич, в Жодино комсомольская организация возникла в 1924 г. В числе первых комсомольцев были её брат Михаил Маркевич, Оля и Надя Черепок.

В 1936 г. с принятием новой Конституции СССР поменялись названия исполнительных органов. Главным органом стал районный Совет депутатов трудящихся. Были образованы области. В соответствии с решением Президиума ЦИК БССР от 15 января 1938 г. Смолевичский район вошел в состав вновь образованной Минской области. Указом Президиума Верховного Совета БССР от 27 сентября 1938 г. местечко Смолевичи стало называться городским посёлком.

Жодинский сельский совет объединял 15 населённых пунктов. Сельсовет размещался на Московском тракте в здании бывшей корчмы. Одну часть здания занимал непосредственно сельсовет, а в другой действовали клуб и изба-читальня. Кроме своей основной функции местного самоуправления сельсовет занимался регистрацией гражданских браков, рождений и смертей. Эти функции выполнял секретарь.

Предположительно, первым председателем сельсовета был Г.И.Коптик. В начале 1930-х годов на эту должность был назначен уроженец Гродненской волости Матвей Викентьевич Сурбо, секретарем сельсовета был Николай Фёдорович Пузанкевич. После ареста М.В.Сурбо в 1937 году председателем сельсовета стал Константин Павлович Симончик.

Социально-экономическое положение села в послевоенный период характеризовалось разрухой, значительным сокращением поголовья скота и низкой урожайностью зерновых и картофеля. В 1921 году при сельсовете был создан комитет крестьянской взаимопомощи.

Крестьяне с энтузиазмом восприняли новую экономическую политику большевиков и не жалея сил принялись поднимать сельское хозяйство. Расширялись посевные площади, росла урожайность. Постепенно восстанавливалось поголовье лошадей и крупнорогатого скота.

В начале 1920-х годах в Жодино начала развиваться кооперация. Это были главным образом мелкие торгово-ремесленные предприятия, владельцами которых являлись евреи-ремесленники. На Московской улице открылась лавка Давида Малкина, в которой продавались самые разные товары: керосин, спички, соль, селёдка, крупы, сахар, конфеты, сбруя для лошадей, гвозди, сельскохозяйственный инвентарь, ткани, посуда. Расчеты за покупки производились как в денежной, так и в натуральной форме. Если у сельчан не было денег, Д.Малкин отпускал товар в обмен на сельскохозяйственную продукцию: яйца, рожь, овес и другую сельскохозяйственную продукцию. Широкий ассортимент и гибкая форма расчетов давали преимущество в конкуренции с государственной торговлей, которая была представлена потребкооперацией.

Вверх от лавки Давида Малкина по Московскому тракту работала закусочная «Центроспирт», владельцем которой был брат Давида - Лейба Малкин по прозвищу «Лейбачка». Виноводочные изделия продавались круглосуточно.

Напротив современного кинотеатра «Юность» по Московской улице открылся магазин «Кооператив», владельцем которого был Шиман Гимельштейн. Здесь продавались обувь, одежда, светильники, лекарства. Сын хозяина Юрий был фармацевтом по образованию, и сам готовил лекарственные препараты. По рассказам старожилов, это был самый богатый магазин, а его владелец отличался большой добротой и честностью.

Далее по Московской улице работала в приспособленном помещении небольшая кооперативная лавка, где продавались канцелярские товары: тетради, ручки, карандаши, чернила, перья, линейки, книги, учебники и т.д. Хозяевами лавки были братья Григорий и Александр Розум.

Работали две частные кузницы. Одна находилась на Рыночной улице и принадлежала Самуилу (Мулику) Малкину, другая, владельцем которой был Файбус Либов, стояла на Московском тракте за речкой Жодинкой. На реке Плисе у самого моста работала водяная мельница, в которой молол муку мельник Родов. Возле мельницы стоял большой навес, где крестьяне в непогоду укрывали телеги с зерном.

Была еще частная мастерская по первичной обработке шерсти - так называемая «воўначоска», которая находилась на Московском тракте напротив кузницы Файбуса Либова. Ее владельцем был Идол Либов. Мастерская представляла собой деревянное строение, в котором были установлены механические приспособления для вычески шерсти.

В условиях НЭПа крестьяне за несколько лет преодолели военную разруху, и вышли на уровень 1914 года. Они более активно использовали сельскохозяйственную технику (сеялки, веялки, молотилки), лучше обрабатывали землю. Росли урожаи. Полученной в хозяйствах продукции хватало не только для удовлетворения собственных потребностей, но оставалось на продажу. Крестьяне все больше втягивались в товарно-денежные отношения. Излишки продуктов вывозили на рынки в Борисов или в Минск. В сезон в столице большим спросом пользовались клубника, вишня, грибы. Ездили на рынок обычно поездом или на лошади. На вырученные деньги покупали праздничную одежду, хозяйственную утварь, посуду, орудия труда, сладости.

Во второй половине 1920-х годов коммунистическая партия Советского Союза взяла курс на индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства. Преимущество отдавалось крупным государственным предприятиям. По отношению к частному кооперативному сектору стала проводиться политика вытеснения и ликвидации.

В Жодино первым попал под ликвидацию «Кооператив» Шимана Гимельштейна. Предприятие в 1929 г. было национализировано в доход государства, а семья подверглась высылке из Жодино.

Вскоре закрылись «воўначоска» и частные кузницы. Кузнецы Малкин и Либов пошли работать в совхоз «Заречье». В помещении бывшей мастерской по выческе шерсти была устроена артель - обувная и швейная мастерская.

Водяная мельница на реке Плисе в 1933 г. была разобрана и перевезена в совхоз «Заречье».

Осенью 1927 г. в Жодино началась агитация за объединение крестьян в колхоз. Организацией колхозов занимался Смолевический райком коммунистической партии. Для демонстрации успехов первых коллективных хозяйств 14 октября 1929 г. был организован праздник - День урожая и коллективизации и приуроченная к нему сельскохозяйственная выставка. Усилия организаторов дали свои результаты.

Первыми в колхоз пошли малоземельные крестьяне и беднота. Анастасия Куприянова из Жодино и Иван Лученок из Касья записались сразу. Сами ходили на работу, и сыновья-подростки помогали. Крепкие хозяева не спешили расставаться со своим имуществом: братья Николай и Павел Булавские, Пётр Добровольский, Михаил Козловский, братья Розум, Федор Тумарович и многие другие. Однако выбора у крестьян практически не было. Отказавшихся вступать в колхоз объявляли кулаками, подкулачниками, отбирали землю, лишали избирательных прав, высылали в Сибирь.

Колхоз «Чырвонае Жодзіна» был создан осенью 1929 г. Председателем колхоза избрали Николая Евменовича Булавского. Бывший красноармеец, фронтовик оказался самой подходящей кандидатурой на эту должность. Его брат Павел Евменович Булавский стал колхозным ветеринаром (приобрёл профессию в армии).

Колхоз состоял из 3-х бригад: 1-я бригада - улица Московская, 2-я - Углы, 3-я - Касьё. При вхождении в колхоз крестьяне объединяли сельскохозяйственную технику, хозяйственные постройки, лошадей, коров. Себе можно было оставить только одну корову, свиней, овец, коз и птицу. По свидетельству очевидцев, владельцы лошадей еще долго ходили в колхоз подкармливать своих любимцев, надеясь, что колхоз - дело временное.

20 января 1930 г. была проведена первая районная конференция колхозников, на которой обсуждался ход коллективизации и меры по её ускорению. Благодаря принятым мерам, носившим главным образом принудительный характер, процесс коллективизации значительно ускорился. Если на начало 1930 г. только 1/5 хозяйств была коллективной, то на 1934 г. их было уже более 70 %. Для повышения роли технического обслуживания хозяйств в районе была создана МТС, где имелось 48 тракторов. Обеспечивали сельскохозяйственные работы 72 бригадира и 9 агрономов. В ходе сельскохозяйственных работ было организовано социалистическое соревнование среди работников, в том числе и с хозяйствами соседнего Логойского района к съездам, конференциям, а также к местным совещаниям.

В начале 1930-х годов в республике были открыты ускоренные курсы подготовки специалистов для коллективных хозяйств. Жодинцы проходили обучение в Смолевичах. Здесь колхозников учили передовому опыту колхозного строительства и рациональному ведению хозяйства. Посылали на учебу главным образом молодежь. Колхозники после окончания курсов шли на повышение. Так в 15 лет стали бригадирами женских полевых бригад Ольга Козловская и Аня Черепок.

Несмотря на жесткие меры, которые принимали власти при организации колхозов, жодинские крестьяне вступали в колхоз неохотно. Колхоз «Чырвонае Жодзіна» в 1932 г. объединял всего 74 двора и 360 гектаров земли. Вступившие в колхоз крестьяне освобождались от налогов, а единоличники платили повышенные налоги и процентные ставки за кредиты. Кроме того, государство облагало их дополнительными повинностями. Например, при строительстве автомагистрали Москва-Брест им вменялось в обязанность поставить на стройку по 7-8 возов камней. В таких условиях вести хозяйство было очень сложно и единоличники постепенно записывались в колхоз.

В деревне Крушинник на основе бывшей кузницы Павла Масловского была создана колхозная кузница, вошедшая в состав 1-ого участка МТС. Здесь производился ремонт колхозной техники и сельскохозяйственного инвентаря. Павел Масловский не раз был победителем социалистического соревнования, о нем писали в районной газете «Шлях калектывізацыі».

Мужчин в колхозе сначала было мало. Господствовал ручной труд. Женщины трудились наравне с мужчинами: косили, ходили за плугом, убирали урожай. «В первый год получили на трудодни много продуктов, - вспоминает Михаил Иванович Лученок, - а на второй и третий год стали получать по 200-300 грамм зерна на трудодень».
В 1933 г. колхоз получил от государства первую единицу сельскохозяйственной техники - жатку. В качестве тягловой силы для нее использовались лошади. Небольшая уборочная машина в какой-то мере облегчила уборку зерновых.

Все важнейшие вопросы колхозной жизни обсуждались на правлении колхоза. Утверждались нормы отпуска продуктов на трудодни, производственные планы, доводилась информация, поступающая из района. В 1935 г. в колхоз поступил первый велосипед для награждения ударников, и правление колхоза приняло решение наградить им колхозного счетовода Максима Ивановича Лученка.

По мере расширения колхоза и вовлечения в работу женщин с маленькими детьми встал вопрос об открытии дошкольного учреждения. Первые ясли на 30 мест открылись в Жодино в 1932 г. по Ленинской улице. Заведующей яслями поставили 16-летнюю колхозницу Ольгу Козловскую, которая прошла обучение на четырехмесячных курсах в Смолевичах. Детей в Жодино было много, места в яслях всем не хватало, поэтому в Касьё открылись еще одни ясли на 15 мест, которые располагались в частном доме Ольги Антоновны Розум.

По результатам работы и с целью совершенствования сельскохозяйственного производства Смолевический район в апреле 1936 г. наведал председатель СНК БССР Н.М.Голодед. Он был в Жодинском и Слободском сельских Советах, познакомился с 10-корпусным тракторным плугом конструкции местного механика Граковича.

Промышленное развитие села Жодино в 1920-1930 годах происходило медленно. Развивались главным образом уже существующие отрасли производства, такие как мукомольная, кузнечная и деревообрабатывающая, что было связано с наличием определенной сырьевой и производственной базы. Как свидетельствует статистический справочник «Список промышленных предприятий БССР»(1935), в 1933 г. в Жодино работали 2 мельницы, электростанция, маслозавод, столярная мастерская, лесопилка и кузница.

В 1922 г. через станцию проложили 15-километровую лесовозную узкоколейку до деревни Острова, по которой осуществлялась вывозка леса. (104) Для ремонта и обслуживания мотовозов и платформ около железнодорожного переезда было устроено депо. В 1929 г., когда вывозка леса окончилась, колею разобрали и сделали лежнёвку.

На железнодорожной станции была размещена лесопилка. Большая часть лесоматериалов отсюда поступала на Борисовский шпалопропиточный завод, где из них делали шпалы.

В 1931 году в Жодино рядом с лесопилкой открылся камнедробильный завод, или как его называли в народе - «камнедробилка». От станции была проложена узкоколейная ветка до Плещениц, по которой осуществлялась доставка камней. Камни дробились на булыжники средней величины и шли на строительство дорог и другие потребности. Работа на предприятии была тяжелая, использовался в основном ручной труд. Большинство работающих были женщины. Тяжелыми молотами они разбивали огромные валуны и грузили их в вагоны.

В 1933-1934 годах начала строиться автомагистраль Москва-Брест, которая прошла через Жодино. Дорога была построена в рекордно короткие сроки и уже в 1935 году вступила в строй. На строительстве автомагистрали широко использовался труд заключенных. Один из таких лагерей - «Вяземлаг» был размещен в Жодино. Между железнодорожной станцией и автомагистралью была огорожена зона, в которой поставили несколько бараков, изолятор, клуб и магазин. «Вяземлаг» оставался на территории Жодино до самой войны и был эвакуирован лишь в июне 1941 года.

Значительная часть заключенных имела свободный выход в посёлок. Между заключенными и местными жителями установились тёплые отношения. Заключенные имели свою самодеятельность, ставили в клубе постановки, концерты, на которые допускались местные жители. В клуб привозили кино. После этих мероприятий устраивались танцы. Рядом с клубом были веревочные качели, неподалеку - волейбольная площадка, где заключенные и местные жители играли в волейбол.

Там, где сейчас находится транспортный цех БелАЗа, была построена хлебопекарня. Рядом разместились склады для хранения муки. За лесопилкой возле болота встала новая мельница, которая работала от местной электростанции («динамомашины»). Электростанция обеспечивала электричеством и мельницу и лесопилку, которые подключались поочередно.

На взгорке около вокзала в районе современного магазина «Чыгуначнік» была построена первая общественная баня. Она предназначалась для работников железной дороги и заключенных. Сельчане допускались в баню в том случае, если оставалась горячая вода.

В 1937 г. в Жодино прибыл бывший красноармеец Пётр Климентьевич Шатравко. Перед ним стояла задача организовать здесь плодоовощное хозяйство. Вскоре возле самых путей была построена база «Белплодовощи». В 1941 г. колхоз «Чырвонае Жодзіна» выделил П.К.Шатравке 0,05 га земли под строительство конторы при железной дороге и 1,15 га под строительство собственного дома.

В 1939 г. возле вокзала западнее «Вяземлага» открылась школа фабрично-заводского обучения (ФЗО). Она размещалась в нескольких барачного типа помещениях, где были оборудованы мастерские, в которых юноши из Жодино и окрестных деревень на базе семилетки обучались слесарному делу. В 1941 г. состоялся первый выпуск ФЗО. Почти все выпускники попали по распределению в Подмосковье, где их застигла война.

Привокзальная улица, которая тогда еще не имела названия, а после войны стала называться Советской, к началу Великой Отечественной войны превратилась в индустриальный центр посёлка Жодино. Улица быстро росла. Здесь были построены двух- и трёхэтажные деревянные дома, в которых жили люди, а также размещались конторы, магазины, парикмахерская, столовая. Работали небольшие промышленные предприятия, леспромхоз.

Общественным центром посёлка была Московская улица. Здесь располагались предприятия бытового и социально-культурного назначения. По улице Комсомольской открылся врачебный участок, которым заведовал Юлиан Максимович Силич. В 1931-1939 гг. заведующим амбулаторией был А.П.Рошаль, с 1940 г. - Мария Юльяновна Силич. В 1940 г. на Московской улице был открыт родильный дом на 10 коек.

В 1934 г. на углу Московской и Комсомольской улиц построили новое здание школы-семилетки. В 1936 г. школа была расширена и преобразована в десятилетку. Напротив школы по Московской улице в 1935 г. построили почту, которая стала «лицом» посёлка. На почте был установлен коммутатор на 30 номеров и переговорный пункт. Начальником почты был назначен Владимир Николаевич Гирис.

Около почты открылся продуктовый магазин, а далее - аптека. Перед самой войной на Московской улице построили большой промтоварный магазин. Как вспоминает М.А.Егорова (Добровольская), это было просторное деревянное строение с прилавками, примерочными и красивыми люстрами на потолке. На прилавках было много разных товаров.

В 1938 г. правительство БССР утвердило программу развития республики на 3-ю пятилетку. В стране проводилась индустриализация, однако, дальнейший промышленный подъем тормозился из-за нехватки электрических мощностей. Поэтому важнейшей задачей 3-ей пятилетки был определен ускоренный рост энергетической базы и на её основе дальнейшее развитие машиностроения, химии и отраслей, использующих местное сырьё. Для выполнения этой задачи было намечено строительство новых районных электростанций в Могилёве, Полесье, Смолевичах и т.д.

В соответствии с принятым решением об ускоренном развитии энергетики сразу же развернулась работа по разведыванию и проектированию. Уже в 1938 г. в Жодино прибыла бригада изыскателей из Ленинградского отделения «Теплоэлектропроект». (109) Планировалось, что Смолевическая ГРЭС будут обеспечивать электроэнергией народное хозяйство республики и её столицу - Минск. В качестве топлива для станции планировалось использовать торф из местных торфяных источников в посёлках Чисть, Смолевичи и Ганцевичи.

В 1940 г. выбранная площадка на правом берегу Плисы была утверждена правительством, и вскоре началось возведение жилья для строителей СмолГРЭС. К началу Великой Отечественной войны были построены два барака, однако в связи с войной строительство станции временно остановилось.